16+
Четверг, 25 июля 2024
  • BRENT $ 81.50 / ₽ 7115
  • RTS1110.77
14 июня 2024, 16:45 Политика

Бовт: «Новые подробности призваны подкрепить тезис о том, что был шанс всего дальнейшего избежать»

Путин рассказал о попытке посредничества в конфликте на Украине Нафтали Беннета

Лента новостей

Владимир Путин рассказал о действиях некоего «зарубежного посредника», который приезжал в Россию еще 5 марта 2022 года, чтобы помочь урегулировать конфликт. Вскоре Дмитрий Медведев сообщил, что этим посредником был премьер Израиля Нафтали Беннет

Президент России Владимир Путин выступает с речью во время встречи с руководством МИД России в Москве.
Президент России Владимир Путин выступает с речью во время встречи с руководством МИД России в Москве. Фото: Maxim Shemetov/Reuters

Владимир Путин не только огласил условия России для возможного начала мирных переговоров по Украине, но и рассказал о действиях некоего «зарубежного посредника», который приезжал в Россию 5 марта 2022 года. Сайт Кремля сообщал в этот день о встрече Путина с премьер-министром Израиля Нафтали Беннетом. Вскоре Дмитрий Медведев подтвердил, что этим посредником был именно Беннет. Вот что об этом рассказал сам президент:

«После того как российская армия заняла части Херсонской и Запорожской областей, свое посредничество в мирном завершении конфликта предложили многие западные политики. Один из них находился с рабочим визитом в Москве 5 марта 2022 года, и мы его посреднические усилия приняли, тем более что он в ходе беседы ссылался на то, что заручился поддержкой лидеров Германии и Франции, а также высокопоставленных представителей США. В ходе разговора наш зарубежный гость поинтересовался: «Если вы помогаете Донбассу, то почему российские войска находятся на юге Украины, включая Херсонскую и Запорожскую области?» Ответ заключался в том, что таково было решение российского Генерального штаба по планированию операции. И сегодня добавлю, что замысел был в том, чтобы обойти часть укрепленных районов, которые за восемь лет построили украинские власти в Донбассе, прежде всего для освобождения Мариуполя. Вот тогда от зарубежного коллеги последовало уточнение (профессиональный человек, надо отдать должное), будут ли наши войска оставаться в Херсонской и Запорожской областях и что будет с этими регионами после достижения целей СВО. На это я ответил, что в целом не исключаю сохранения украинского суверенитета над этими территориями, однако при условии, что Россия будет иметь прочную сухопутную связь с Крымом, то есть Киев должен гарантировать так называемый сервитут, юридически оформленное право доступа России на Крымский полуостров через Херсонскую и Запорожскую области. Это важнейшее политическое решение, и в окончательном варианте оно принималось бы не единолично, а только после консультации и с Советом безопасности, и с другими структурами, конечно, после обсуждения с гражданами, общественностью нашей страны и прежде всего с жителями Херсонской и Запорожской областей. В конечном счете мы так и сделали: спросили мнение самих людей и провели референдумы и поступили так, как решили люди, в том числе и в Херсонской и Запорожской областях, в Донецкой и Луганской народных республиках. На тот момент, в марте 2022 года, партнер по переговорам сообщил, что в дальнейшем собирается направиться в Киев, чтобы продолжить разговор, теперь уже с коллегами в украинской столице. Мы поприветствовали это, как и в целом попытки найти мирное урегулирование конфликта, потому что каждый день боевых действий означал новые жертвы и потери. Однако на Украине, как нам стало позднее известно, услуги западного посредника не приняли, а, напротив, как нам стало известно, обвинили его в том, что он занимает пророссийские позиции, в достаточно жесткой форме, надо сказать».

Все эти заявления неслучайно сделаны прямо накануне мирного саммита в Швейцарии, уверен политолог Георгий Бовт:

— Это и приурочено к тому, чтобы в Швейцарии обсуждали именно это предложение России и этот путинский мирный план, а не план Зеленского, который там предполагалось ранее обсуждать, но, впрочем, и сейчас тоже не будут, там все свелось к трем пунктам. Путин впервые обозначил территориальные цели СВО, остальные пункты тоже повторил и отчасти конкретизировал. Ну и также появился новый блок предложений по поводу коллективной безопасности в Европе, в Евразии, как он сказал, который, если расшифровать его слова буквально, предусматривает вывод американских войск из Европы.

— Также президент снова поставил под сомнение легитимность Зеленского.

— Да, это он говорит с конца мая, когда закончился пятилетний срок Зеленского, тут ничего нового, в принципе, нет. Другое дело, что я думаю, что, оглядываясь на опыт Минских соглашений, которые так и не удалось протащить через Верховную раду, я думаю, что и нынешнее предложение тоже через Верховную раду не протащить не только сейчас, но и в будущем. И это требует какого-то международного арбитража. Наверное, международной многосторонней конференции, а не двухсторонних переговоров Киева и Москвы, которым будет вдвоем договориться, мне кажется, трудно, если вообще возможно.

— Эти предложения вообще насколько реальный сценарий?

— Конечно, они на сегодня Киевом будут отвергнуты, но они останутся лежать на столе, на бумаге, и партнеры России, в том числе и те, которые поедут в Швейцарию, будут иметь это в голове и будут к ним апеллировать в тех или иных случаях и говорить — ну вот же, вот российский вариант, давайте обсуждать, можно ли к нему приблизиться, или еще что-то. Во всяком случае это некий набор пунктов, который выложен наконец, не какие-то абстрактные цели демилитаризации и денацификации, а конкретно: территории такие-то, права русскоязычных такие-то, признание статуса и отсылка к численности и параметрам ограничения вооружений, невступление в НАТО и так далее.

— Но уступок при этом нет?

— Нет, конечно. Россия исходит из того, что она сейчас имеет тактическое преимущество на поле боя, в таких условиях в Москве не считают, что должны делать какие-то уступки. Потом никто от нее никаких уступок конкретных и не требует. В Киеве говорят — уйдите на границы 1991 года, и с Запада тоже довольно расплывчатые предложения слышатся, если можно назвать это предложениями: прекратите войну*. Ну а дальше что? Чего требуют-то?

— Последует ли какой-то ответ на этот вопрос на саммите?

— Они будут вынуждены это обсуждать. Это, собственно, и предназначено для того, чтобы это там обсуждалось. Если не на открытой трибуне, так в кулуарах будут обсуждать. Конечно, это и в Киеве, и в Вашингтоне, и во всех западных столицах назовут нереалистичным планом, который мы принять не можем, и вообще надо продолжать поддерживать Украину до победного конца и так далее. Но он в головах останется, и к нему в будущем будут возвращаться, я думаю.

— Президент рассказал о действиях некоего зарубежного посредника, который приезжал в Россию 5 марта 2022 года. Тогда сообщалось, что в этот день была встреча Путина с премьер-министром Израиля Нафтали Беннетом.

— Все время всплывают новые подробности вот этих самых стамбульских переговоров и переговоров накануне начала СВО. В частности, Путин вспомнил, что он говорил с Байденом буквально за день до начала СВО, ну, за два, раньше он этого не говорил, а сейчас вот тоже вспомнил. И эти новые подробности призваны подкрепить тезис о том, что был шанс всего дальнейшего избежать. Я думаю, что Путин еще не раз вернется к этому тезису в будущем, будет говорить о том, что был шанс весной 2022 года.

Последовали первые реакции в западных СМИ. Как пишет Financial Times, сегодняшние требования Владимира Путина по прекращению огня на Украине и начале переговоров — это «самые конкретные условия», которые выдвигал президент с начала военного конфликта на Украине.

*Минобороны РФ подчеркивает, что речь идет о специальной операции

Рекомендуем:

Фотоистории

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию