16+
Понедельник, 24 июня 2024
  • BRENT $ 85.22 / ₽ 7496
  • RTS1115.39
8 августа 2013, 18:13 Общество

«Решальщик» Каганский отсидит 5,5 лет

Лента новостей

Бывшего следователя — Нелли Дмитриеву суд отправил в колонию на 3,5 года

Бывший сотрудник МВД Максим Каганский (слева), обвиняемый в покушении на мошенничество в особо крупном размере, со своими охранниками Романом Емельяновым, Дмитрием Чуприным и водителем Владимиром Кирилловым, обвиняемыми в посредничестве при передаче взятки, в Хорошевском суде Москвы. Фото: РИА Новости
Бывший сотрудник МВД Максим Каганский (слева), обвиняемый в покушении на мошенничество в особо крупном размере, со своими охранниками Романом Емельяновым, Дмитрием Чуприным и водителем Владимиром Кирилловым, обвиняемыми в посредничестве при передаче взятки, в Хорошевском суде Москвы. Фото: РИА Новости

Хорошевский суд Москвы сегодня приговорил к пяти с половиной годам лишения свободы и штрафу в 400 тысяч рублей Максима Каганского. Его называют «решальщиком», способным за деньги решать вопросы с расследованием практически любых дел, вплоть до их развала. Он, а также следователь по особо важным делам столичной полиции Нелли Дмитриева, попались на попытке мошенническим путем получить 3 млн долларов от руководства компании «Медика».

По приговору суда Дмитриева получила три с половиной года лишения свободы. Она выплатит штраф в 200 тысяч рублей. Ее арестовали в зале суда.

Оглашение приговора Максим Каганский, который находится под стражей вот уже более полутора лет, слушал, стоя в клетке. Вместе с ним там находились двое его охранников и водитель: Роман Емельянов, Дмитрий Чуприн и Владимира Кириллов. Их обвиняли в пособничестве.

Бывшая следователь по особо важным делам ГУВД Москвы (ныне ГУ МВД РФ по Москве) Нелли Дмитриева расположилась в стороне вместе со своим адвокатом. После того как она на следствии частично признала вину, ее отпустили под подписку о невыезде.

Все начиналось с размахом

Уголовное дело в отношении бывшего сотрудника Департамента экономической безопасности МВД (теперь Главное управления экономической безопасности и противодействия коррупции — ГУЭБ и ПК), капитана Максима Каганского было возбуждено осенью 2011 года. Оно начиналось с большим размахом.

Читайте также: «Решальщику» Максиму Каганскому предъявили обвинение

Следствие сообщило о целой преступной группе, в которую входил Каганский. В СКР утверждали, что она действовала на протяжении длительного времени, а ее участники занимались вымогательством, оказывая давление на бизнесменов. Помощь им оказывали как бывшие, так и действующие высокопоставленные сотрудники органов внутренних дел.

«При этом Каганский выполнял роль так называемого решальщика, выступая посредником между должностными лицами органов внутренних дел и предпринимателями», — заявлял ранее официальный представитель СКР Владимир Маркин. В Следственном комитете говорили о том, что Каганский причастен к целому ряду преступных эпизодов, и были полны решимости установить их и его подельников.

Все ждали, что «полетят головы» высокопоставленных сотрудников МВД, но этого не случилось, а Каганский предстал перед судом всего лишь по двум эпизодам.

Сколько стоит закрыть дело

Как следует из приговора суда, в октябре 2009 года Максим Каганский познакомился с предпринимателем Борисом Юдиным, одним из владельцев фирмы «Медкор-2000». Он предложил ему за 800 тысяч долларов решить вопрос о прекращении уголовного дела, возбужденного Следственным управлением по ЦАО в январе 2008 года по факту уклонения фирмой от уплаты налогов (ст. 199 УК). «Он убедил потерпевшего о договоренности с должностными лицами МВД, сообщив, что часть денег должна пойти им», — сообщила судья Виктория Котенева.

По ее словам, Каганский даже организовал встречу Юдина с тогдашним руководителем Главного следственного управления ГУВД Москвы генерал-майором Иваном Глуховым (он вынужден был оставить должность после того как разгорелся скандал — BFM.ru). Последний, впрочем, не был осведомлен о преступных намерениях Каганского. Тем не менее, дело было закрыто. А «решальщик» завладел деньгами, которыми, как решил суд, он и не собирался делиться с руководством милицейского следствия. «Он распорядился деньгами по своему усмотрению», — констатировала судья.

Поэтому действия подсудимого суд квалифицировал как мошенничество (статья 159 УК).

Второй эпизод уже имел место в 2011 году. Тогда, по версии следствия, Каганский предложил все тому же Борису Юдину решить другую проблему — посодействовать в прекращении дела, которое расследовалось ГСУ ГУВД Москвы по статье «контрабанда» (ст. 188 УК), о незаконном ввозе в Россию дорогостоящего томографа фирмой «Медика».

Дело в том, что Юдин был одним из руководителей этой компании, как и его партнер Алексей Царьков. Последний находился в «бегах», и ему было заочно предъявлено обвинение. Юдин же пока пребывал в статусе свидетеля. За 3 млн долларов Каганский обещал добиться прекращения преследования, тем более, что дело расследовала его знакомая — следователь Нелли Дмитриева. Та убедила Юдина, что он, как соучастник Царькова, может быть привлечен к уголовной ответственности по другим статьям, но этого можно избежать.

Следствие выяснило, что ни Каганский, ни Дмитриева на самом деле не могли влиять на судьбу дела, так как оно в тот момент было приостановлено и находилось на проверке в Следственном департаменте МВД.

Поэтому эти действия Каганского и Дмитриевой суд трактовал как «покушение на мошенничество» (статья 30 и часть 4 статьи 159 УК РФ). Кстати, само дело позже было закрыто, в связи с декриминализацией статьи о товарной контрабанде.

На оглашение приговора у судьи Виктории Котеневой ушло два часа.
При назначении наказания Максиму Каганскому она учла его явку с повинной, в которой он выдал сообщницу. Примечательно, что сам подсудимый от явки с повинной в суде отказался, заявив, что написал ее под давлением.

Судья частично сняла арест с недвижимого имущества осужденного — земельных участков в Подмосковье и некоторых машин. При этом она оставила под арестом основную часть автопарка Каганского, который включал в себя такие автомобили, как Maybach, Mercedes-Benz SLR и Bentley. Они были оставлены под арестом в обеспечение исков потерпевших Юдина и Царькова. В пользу последних суд взыскал с Каганского в общей сложности 23 млн рублей в качестве ущерба, причиненного им передачей Каганскому 800 тысяч долларов по первому эпизоду дела.

При определении наказания Нелли Дмитриевой был учтен ряд положительных характеристик, проблемы со здоровьем и наличие у нее на иждивении несовершеннолетнего ребенка. При этом суд снял наложенный в ходе следствия арест на принадлежащие ей квартиру и автомобиль Toyota.
После того как прозвучал срок, на руках у Нелли Дмитриевой защелкнулись наручники.

Трое работников Каганского вышли на волю

А вот трое работников Максима Каганского, напротив, направились домой. Суд пришел к выводу, что Роман Емельянов, Дмитрий Чуприн и Владимир Кириллов были не в курсе, что помогают начальнику совершить преступление, когда в сентябре 2011 года он отправил их забрать сверток с деньгами к столичному ресторану «Азербайджан». Туда Борис Юдин принес для Каганского 50 тысяч евро и 1 тысячу долларов, а также «куклу» из евро и долларов, имитирующую сумму в 50 миллионов рублей. Самому «решальщику» тогда удалось скрыться — его взяли лишь через четыре месяца под Новосибирском.

Прокурор Алексей Смирнов в ходе прений сторон отказался от обвинений в адрес троих работников Каганского и просил дело в отношении них прекратить «за отсутствием в действиях состава преступления». Суд так и поступил.
Поэтому после оглашения приговора отсидевшие 1 год и 11 месяцев экс-обвиняемые вышли на волю.

Приговор устроил не всех

Их адвокаты ликовали. Защитник же Максима Каганского Владимир Жеребенков заявил, что не согласен с приговором суда и намерен подать на него апелляцию в Мосгорсуд. Впрочем, он признался, что не рассчитывает на московские суды и надеется добиться отмены приговора в Верховном суде.

Жеребенков считает, что в отношении его клиента было совершено подстрекательство — «провокация преступления». Причем Каганского в своих интересах использовали как его деловой партнер, так и новое руководство ГУЭБ и ПК МВД. «Когда к власти пришло новое руководство ГУЭБ и ПК, его не устраивал глава следственного управления столичной полиции. Им нужен был свой начальник следствия, который бы помогал привлекать коммерсантов к уголовной ответственности», — заявил адвокат.

Читайте также: Максим Каганский и его предполагаемые подельники не признают вину

Добавим, что в ходе судебного процесса, который длился с начала марта, никто из подсудимых не признал вину. Каганский обвинил во всем своего делового партнера, бывшего следователя Андрея Козабнова, который, как утверждал подсудимый, хотел взять под контроль их совместный бизнес. Каганский и Дмитриева представили себя жертвой межведомственных разборок. Оба заявили, что оперативники ГУЭБ и ПК якобы уговаривали их оговорить генерала Ивана Глухова в обмен на свободу.

Читайте также: «Решальщик» и следователь рассказали, как их убеждали

Надо сказать, что приговор суда не устроил не только защиту Максима Каганского, но и гособвинение. «Маловато вообще-то», ⎯ заявил, комментируя BFM.ru назначенные сроки, прокурор Алексей Смирнов. Он просил для Каганского 8 лет, а для Дмитриевой ⎯ 5 лет колонии. По словам гособвинителя, вопрос о подаче на приговор кассационного представления прокуратуры будет решен после того, как он получит на руки решение суда и обсудит его с руководством.

Рекомендуем:

Фотоистории

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию