16+
Четверг, 20 июня 2024
  • BRENT $ 85.53 / ₽ 7614
  • RTS1151.93
23 июля 2013, 17:46

Деньги на развитие железнодорожной инфраструктуры

Лента новостей

Где взять средства на долгосрочные инфраструктурные проекты? Компания РЖД решила для себя вопрос путем выпуска инфраструктурных облигаций. В чем особенность этого инструмента? Каким инвесторам интересны такие обязательства? Об этом – бизнес-кейс с Михаилом Задорожным.

В том, что российскую инфраструктуру надо обновлять и развивать, сомнений нет. Если говорить о железных дорогах – то это задача ближайших пяти-семи лет, которую необходимо решить, чтобы обеспечить прогнозируемый рост объемов грузоперевозки.

Соответственно, нужны и инвестиции. Однако полностью заложить их в тариф невозможно, требуются дополнительные источники.

Говорит замначальника департамента корпоративных финансов РЖД Павел Ильичев:

Мы все время в рассуждениях о тарифном регулировании говорим о том, что существует необходимость поддерживать существующую инфраструктуру, а здесь есть определенный долг перед инфраструктурой со стороны компании и со стороны государства, потому что на протяжении последних 5-7 лет было зафиксировано недоинвестирование, то есть мы не обновляли вовремя фонды по тем или иным причинам, в первую очередь, макроэкономического характера, и опять же, государство ограничивало нас с точки зрения ростиа тарифов. Источником ключевым для обновления существующей инфраструктуры является все-таки амортизация и внутренние денежные потоки компании, внутренний кэш-флоу. Сегодняшние прогнозы со стороны грузоотправителей и тех самых крупных клиентов, о которых вы говорите, говорят о том, что экономика будет предъявлять больше грузов к перевозке на горизонте ближайших 3-5 лет. Соответственно, чтобы покрыть потребности и развить инфраструктуру, требуются дополнительные денежные средства.

Где взять длинные деньги? Для Российских Железных Дорог этот вопрос особенно актуален. Один из вариантов – выпуск инфраструктурных облигаций под гарантии государства.

Мы как компания инфраструктурная, а следовательно, не имеющая коротких проектов с быстрыми сроками окупаемости и высокой прибылью, обладающая, как правило, профилем инвестиций капиталоемких с длинными с длинными сроками окупаемости, всегда испытывала определенный дефицит денежных средств с подобного рода характеристиками, потому что рынки банковского кредитования, рынки облигационные в России - они достаточно короткие. Поэтому начиная с 2009-2010 года, когда рынки начали исправляться после кризиса, мы последовательно и настойчиво говорили ключевым министерствам в виде писем, в виде предложений наших для финансовых властей, премьер-министра, для президента, о том, что необходимо подобного рода инструменты внедрять и развивать.

Пока власти обсуждали идею выпуска инфраструктурных облигаций, РЖД решила пойти за длинными деньгами на внешние рынки. Спрос на ее корпоративный долг оказался очень высоким:

В 2010 году компания впервые вышла на международные рынки капитала, попробовав, насколько существенным будет интерес к долговому предложению со стороны российской инфраструктуры. Спрос был сумасшедший, то есть мы разместили семилетний доллар под достаточно низкую ставку - рекордно низкую на тот момент, с превышением спроса над предложением в 9,5 раз, что говорило о том, что действительно интерес есть, риск наш понятен, и инвесторы западные, по крайней мере, готовы инвестировать. И в 2011 году, как раз на пике обсуждения, что необходимо найти инструменты для долгосрочного финансирования наших инвестиционных программ, мы зашли на terra incognita для российских корпоративных заемщиков - это рынок заимствований в британских фунтах на сверхдлинные сроки. То есть, у нас это был 20-летний бонд - до этого никто из российских эмитентов подобные инструменты не использовал и не выпускал.

А что же российский рынок? Максимальный срок обращения облигаций, на который может рассчитывать здесь корпоративный эмитент, – это 10 лет. Для РЖД – недостаточно:

В 2012 году мы сделали следующую историю под названием инфляционный бонд, мы почувствовали, что есть интерес со стороны ПФР, со стороны негосударственных пенсионных фондов и главное – со стороны лимитированного количества западных инвесторов к российской инфляции и привязанной к нему финансовым инструментам. Был выпущен выпуск на 10 лет объемом 10 млрд по цене инфляции + 2,1% и это был тот конкретный пример, который показывал правительству, что предельная глубина российского рынка – 10 лет, и дальше жизни для корпоративного эмитента не существует, потому что нет спроса, нет институционального инвестора, нет интереса у финансовых институтов к тому, чтобы на длинные сроки приобретать подобного рода облигации и, таким образом, через этот кейс, через обсуждение инструментов поддержки нашей инвестпрограммы, мы вышли на идею инфраструктурных бондов, которая была в этом году реализована.

В странах Запада в инфраструктуру вкладываются пенсионные фонды – это, фактически, единственные рыночные инвесторы в подобные проекты, имеющие государственное значение. Российские НПФ этого делать не могут из-за особенностей регулирования, объясняет Павел Ильичев:

Когда разрабатывалась идеология инфраструктурных облигаций и понимание, кто может их купить, в том числе мы обращали внимание совместно с Пенсионным фондом, совместно с негосударственными пенсионными фондами, вели разговоры с регулятором. Проблема не в том, что им запрещает декларация покупать длинные облигации - проблема в том, что они обязаны каждый год переоценивать свои вложения. И если произошла ситуация, когда они купили 20-летние бонды, и после этого в течение короткого годового периода произошел рост доходности и снижение цен, они получат отрицательный финансовый результат, который необходимо разносить по счетам, что не предусмотрено существующей системой регулирования. Поэтому пенсионные фонды честно говорят: мы дальше 3-х, максимум - 5-и лет, инвестировать не можем именно из-за правил регулирования. Должно быть, в моем понимании, разделение на инвестиционный портфель, который не обязано переоценивать каждый год, и соответственно спекулятивный портфель, который подлежит обязательной переоценке в соответствии с нормами ФСФР.

Российское руководство пошло навстречу компании. В январе президент Путин заявлял, что размещение накопительной части пенсионных сбережений в долгосрочных инфраструктурных облигациях может использоваться для развития железнодорожной инфраструктуры.

Решение было принято, и в конце мая Московская биржа зарегистрировала 12 выпусков инфраструктурных облигаций РЖД общим объемом 300 миллиардов рублей. Ежегодно компания планирует размещать облигации на 100 миллиардов рублей.

В июне были размешены два транша: первый, на 25 миллиардов рублей сроком обращения 30 лет со ставкой первого купона 8,2% годовых, и второй, на ту же сумму, но сроком обращения 15 лет со ставкой 8,4%.

На что пойдут привлеченные средства?

Есть фиксированный список проектов. Это порядка 12-13 позиций на сумму 100 млрд. руб. Ключевые направления - это приобретение тягового подвижного состава, то есть локомотивов - обновление нашего локомотивного флота. Плюс - инвестиции в инфраструктуру. Там широкий набор - это подходы к портам, это развитие южного транспортного узла, есть отдельные высокотехнологичные инвестиции, это развитие вокзалов московского транспортного узла, это часть технологий по энергосбережению. Но в целом основное направление - это инфраструктура и подвижной состав, локомотивы.

Не все проекты можно профинансировать из этого источника. Например, есть инфраструктурные проекты, которые, как полагают в РЖД, никогда не окупятся. В таких случаях компании поможет государство, отмечает Павел Ильичев.

Они для РЖД как для коммерческой компании неэффективны, но они нужны для экономики. Именно поэтому в правительстве было принято решение, и вы, скорее всего, об этом знаете, что есть протокол, подписанный премьер-министром о выделении 260 млрд рублей на развитие полигона Дальнего Востока, полигона БАМа, путем взноса в уставный капитал компании. Это именно то, о чем мы говорили - то есть, проекты, которые коммерчески неэффективны и неокупаемы, и не могут быть профинансированы за счет рыночного заемного капитала либо инфраструктурные облигации, государство будет их поддерживать через взносы в уставный капитал либо прямые субсидии.

Инфраструктурными бондами РЖД интересовались российские и иностранные и инвесторы. Но оба транша, как и планировалось, выкупил Внешэкономбанк, который может вкладывать пенсионные накопления в облигации высоконадежных российских эмитентов или в облигации, обеспеченные госгарантией. В компании считают, что частным инвесторам будут интересны последующие выпуски с более короткими сроками обращения.

Рекомендуем:

Фотоистории

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию